Для науки придумали новый формат

Фото сайта wikipedia.org

«Мне кажется, такие цифры должны вас не просто удивить, они должны вас напугать, – заявила вице-премьер Татьяна Голикова в своем выступлении на научной сессии Общего собрания Российской академии наук, завершившейся 14 ноября. – Мы категорически должны менять то, что у нас сегодня происходит». Что же происходит?

По подсчетам правительства, за 2016–2017 годы произошло снижение количества исследований по клеточным технологиям (37%), биоинженерии (30%), диагностике наноматериалов и наноустройств (30%), высокопроизводительным вычислительным системам (32%) и геномным технологиям (32%). К деградирующим областям науки «на сегодняшний день относятся физика, математика, биология, геология, горное дело и автоматика». Физика, математика, геология, горное дело – эти-то отрасли всегда были национальной гордостью в России. И вдруг – такое…

И все-таки вице-премьер никого не смогла напугать, судя по всему. Тут два объяснения. Первое: академики – народ и без того пуганый-перепуганый, особенно за последние пять лет с начала реформы академической науки в России. Второе: возможно, что это заявление оказалось настолько превосходящим сложившуюся в академических головах картину политической реальности, что они (головы) даже не попросили объяснений. Или хотя бы уточнения источника этих данных. В кулуарах же шептались: «Непонятно, о каких исследованиях идет речь и на какую статистику она ссылается».

Но испугаться должно было бы по идее само правительство. И уже давно испугаться. Действительно, в докладе РАН президенту РФ и в правительство РФ «О состоянии фундаментальной науки в Российской Федерации. Москва 2016» отмечалось, что за последние 15 лет (2000–2014) число исследователей, выполняющих фундаментальные исследования в области естественных наук, сократилось примерно на 10 тыс. человек, а в области технических наук – на 20 тыс. человек.

Теперь пугаться поздно! Национальный проект «Российская академия наук», инициированный Петром Великим в 1724 году, в 2018-м завершился в своем исходном, каноническом виде. В лучшем случае теперь это объект для историков науки. (Если таковые, конечно, будут востребованы в научно-технологическом прорыве, в который правительство пытается увлечь страну.) История любит устраивать неожиданные сближения и переклички событий, отделенных друг от друга веками, а то и тысячелетиями. Вот и в нашем случае 6 мая 2018 года президент РФ подписал указ «О праздновании 300-летия Российской академии наук»: «В связи с исполняющимся в 2024 году 300-летием Российской академии наук постановляю…». И так далее.

Однако мы все должны уже отчетливо понимать, что институализация науки в России предполагается теперь в формате нового национального проекта. Официально он так и называется – национальный проект «Наука». Первый заместитель министра науки и высшего образования РФ Григорий Трубников так и заявляет: «Мы хотим видеть новые принципы и форматы организации научных исследований».

Однако, если нацпроект Петра Великого чуть-чуть не дотянул до своего 300-летия (де-юре, может быть, и дотянет). Нынешний нацпроект – это инструмент ad hoc, до 2024 года. По крайней мере до сих пор никто не говорил о его пролонгации. Но это не решение проблемы научно-технологического прорыва как такового.

Таких инструментов (плохо работающих) было и есть уже достаточно. Например, госпрограмма «Развитие науки и технологий», «Стратегия-2020», технологические платформы (в начале 2010-х по количеству технологических платформ на душу населения Россия в 2,5 раза обогнала Западную Европу – там было 36 действующих ТП, у нас – 23), «Стратегия научно-технологического развития России до 2035 года» (принята в 2016-м) и проч. и проч. Где все эти инициативы сейчас, а главное – где отдача от них? Научно-технологический «выхлоп» так сказать… Только 31,9% населенных пунктов в РФ газифицированы. Инфраструктура ЖКХ изношена почти на 70% (данные Фонда содействия реформированию ЖКХ). Вот это – прорыв, во втором, буквальном смысле слова.

«Национальный проект», конечно, звучит, почти как «национальная идея». И у этой новой старой национальной идеи есть вполне материальные параметры: в 2019 году на всю науку в стране выделяется около 1 трлн рублей. Из них на гражданскую науку – 400 млрд. На весь нацпроект «Наука» до 2024 года – 404 млрд рублей. Для сравнения: инвестиционная программа ОАО «Российские железные дороги» до 2025 года – 7,6 трлн рублей, а с учетом средств частных инвесторов госкорпорация планирует направить на развитие инфраструктуры железнодорожной отрасли порядка 10,4 трлн рублей.

У нас всегда любили придумывать символы. Однако в постсоветской России большинство символов почему-то превращаются в симулякры – точные копии несуществующих оригиналов.

Источник: ng.ru

Добавить комментарий