«Дело Скрипалей» окончательно отравило отношения РФ с Западом (3)

Британские военные провели операцию по дегазации дома Сергея Скрипаля в Солсбери. Фото Reuters

Приписываемое России покушение на Сергея Скрипаля, бывшего полковника ГРУ, работавшего на британскую разведку MI6, и его дочь Юлию с использованием химического оружия в британском Солсбери мгновенно превратилось в инструмент политической манипуляции. Лондон не колеблясь мобилизовал союзников на недружественные акции в отношении Москвы, включая выдворение дипломатов и усиление санкций.

Риторика премьер-министра Терезы Мэй о том, что Россия «с высокой степенью вероятности» несет ответственность за отравление Скрипалей, вызвала аналогии с «делом Литвиненко», которое более 10 лет назад загнало двусторонние отношения в тупик. Мотив покушения, по версии Великобритании, – месть России в отношении перебежчиков. Обвинения основаны на заключении лаборатории в Портон-Дауне, что отец и дочь Скрипали были отравлены разработанным в СССР боевым отравляющим веществом типа «Новичок». 

Секретные данные об этой разработке обнародовал советский химик-перебежчик Вил Мирзаянов. Россия заявила, что не вела разработок такого газа, более того, в 2017 году уничтожила все запасы химического оружия.

Лондон в ультимативной форме потребовал от Москвы признаться в причастности к покушению или подтвердить, что она утратила контроль над своей химической разработкой. РФ на ультиматум не ответила, а Британия вынесла инцидент на обсуждение в Совет Безопасности ООН. Она пошла на максимальную политизацию вопроса, заявив, что расценивает инцидент в Солсбери как акт неправомерного применения силы – нарушение ст. 2 Устава ООН. По словам ее постпреда в ООН, Россия не предоставила Организации по запрещению химического оружия информацию о разработках «Новичка», тем самым нарушив Конвенцию о запрещении химического оружия. 

Тема химоружия отсылала к событиям в Сирии и преследовала цель дискредитировать инициативу России по ликвидации там отравляющих веществ. В условиях неизбежной потери влияния на европейскую политику после выхода из ЕС Великобритания с утроенной силой лоббировала введение новых антироссийских санкций. Было решено, что на чемпионате мира по футболу в Москве не будут присутствовать официальные лица и члены королевской семьи. В стране ввели более строгие проверки пассажиров, прибывающих на частных самолетах из России. Возобновилась проработка принятия аналога «Акта Магнитского», позволяющего вводить финансовые и визовые санкции против россиян, причастных к нарушению прав человека. Последовали угрозы, что Британия заморозит российские активы, если будет доказано их использование против безопасности королевства.

Но главный удар был нанесен по и без того хрупким политическим отношениям: полный отказ от контактов на высоком уровне и высылка 23 российских дипломатов из Лондона. В посольстве РФ в связи с этим заметили, что отношения достигли рекордно низкой температуры – «минус 23». Ответ Москвы состоял в зеркальной высылке такого же количества сотрудников британской дипмиссии, отзыв согласия на открытие генконсульства в Санкт-Петербурге и закрытие Британского совета в РФ. Затем Россия зеркально ответила на скоординированную акцию Запада, выдворив в апреле 58 сотрудников посольства США в Москве и двух работников генконсульства в Екатеринбурге. Персонами нон грата были объявлены  дипломаты двух десятков стран ЕС, а также Украины, Молдавии, Норвегии, Австралии и Канады.

Из-за отравления в Солсбери 27 августа Госдепартамент США ввел первый пакет санкций, включающих запрет на продажу России оружия и технологий двойного назначения, отказ от кредитования со стороны госструктур США. Если реакция Москвы на введение этих санкций оказалась относительно спокойной, то анонсированный второй «драконовский» пакет вызвал серьезные опасения: их США обещали применить через 90 дней, если Россия не даст «надежные заверения» в отказе использования химоружия и согласится на «полевые инспекции объектов экспертами ООН». Иначе из Вашингтона угрожали понижением уровня дипотношений или даже их приостановкой, полным запретом торговли, лишением права на посадку в США самолетов «Аэрофлота», блокированием Вашингтоном кредитов Москве по линии международных финансовых организаций.

В свою очередь, страны ЕС в октябре согласовали юридическую базу для будущих санкций по «делу Скрипалей». Но конкретных мер они не приняли, несмотря на усилия Лондона. По данным Times, глава Форин офиса Джереми Хант склонял коллег к немедленному решению вопроса с заморозкой активов и запретом на въезд в Европу высокопоставленных представителей Главного управления Генштаба ВС России в качестве наказания за использование боевых отравляющих веществ. Такой список может стать официальным подтверждением данных о главных подозреваемых атаки в Солсбери, которые в расследовании группы Bellingcat названы Анатолием Чепигой и Александром Мишкиным. В британских материалах расследования они упоминаются как сотрудники ГРУ Руслан Боширов и Александр Петров.

Источник: ng.ru

Добавить комментарий