Чудеса и трагедии дистанционного сидения дома

Пока онлайн-урок нельзя назвать полноценной заменой уроку в школе. Фото Павла Косолапова/PhotoXPress.ru

Прошел месяц с момента начала обучения российских школьников через интернет-платформы. Можно сделать достаточно объективные выводы.

Материальная составляющая. Ввиду того, что и учителя, и дети сидят на самоизоляции, для удаленной работы необходимы условия. Эти условия не у всех и не всегда есть. Немногие россияне могут похвастаться полностью свободной от жильцов квартиры комнатой типа гостиной. Поэтому в часы, когда ребенок занимается, все остальные члены семьи как бы ограничены в своих действиях. Или не ограничены, и тогда ребенок уже не занимается.

Жизнь в семьях идет своим чередом. Я, например, на своих онлайн-уроках уже видел на экране компьютера разнообразных кошек и собак, а также братьев, сестер, мам и пап моих учеников. Не только видел, но и слышал лай и какие-то разговоры. Слышал дрель, работающую у соседей одного из учеников. Слышал другие посторонние шумы. Да, можно отключить у такого ученика микрофон, но это лишит его обратной связи на уроке. Есть чат, но чат во время урока с классом учителю читать некогда. И отвечать тем более.

Эти рассуждения справедливы и для учителей, которые должны вести по 5–6 онлайн-уроков ежедневно. Более того, учителя в таком режиме работы вынуждены демонстрировать свою внешность и условия своего быта не только ученикам, но и всем третьим лицам, которые могут заглянуть в экран компьютера во время урока. Не уверен, что женщинам это может нравиться.

Что касается компьютеров, то по крайней мере один есть почти в каждой семье. Хотя из 90 моих учеников нашлись два, у которых не было ПК. Сейчас купили. Конечно, это была самая «необходимая» покупка в условиях самоизоляции. Но дети есть дети.

Теперь про интернет. Не думаю, что все семьи подключили себе безлимитные тарифы. У меня два тарифа: социальный на 3 Гб (он сгорел за три дня онлайн-работы) и коммерческий на 15 Гб (там кое-что осталось, но до конца месяца могу и не дотянуть). Придется доплатить. Мелочь, а неприятно. Когда я работал профессором в университете, нам доплачивали небольшие суммы на литературу. Возможно, с учетом новых реалий и здесь можно бы.

Информационная составляющая. Здесь, на мой взгляд, все весьма неплохо. Есть много интернет-площадок, работающих в бесплатном режиме. Есть много видеоуроков, выложенных в открытом доступе, например в YouTube. Не все материалы высокого качества, но если хорошо поискать, то можно найти. Поэтому я не согласен с теми, кто говорит об отсутствии контента. Он есть. Но его нужно найти, оценить и упорядочить. Это большая работа, требующая времени. Но скоро лето. Надеюсь, мы не будем учиться до осени.

Организационная составляющая. Я редко хвалю чиновников, но в данном случае отношусь к решениям министра просвещения с глубоким уважением. Да, Россия не погибла бы, если бы все школьники пропустили одну четверть вообще. Но, как говорится, лучше плохо ехать, чем хорошо стоять. И министр смог организовать обучение школьников при тех больших сложностях, которые преподнесла всем нам пандемия коронавируса.

Качественная составляющая. Здесь дела обстоят хуже. Пока онлайн-урок нельзя назвать полноценной заменой уроку в школе. Чем меньше по возрасту ученики, тем сложнее им объяснять материал удаленно. Так, например, мой десятый класс легко воспринимает электронный контент, а в шестом классе возникают существенные сложности. Тем не менее эти затруднения отчасти связаны с форс-мажором, в условиях которого приходится работать.

Мотивационная составляющая. На мой взгляд, здесь мало что изменилось. Мотивированные на учебу дети хорошо слушают, успешно решают домашние задания и вовремя их отсылают. Немотивированные дети плохо слушают или не слушают вообще, а вместо этого хулиганят (отключают микрофоны, пишут в чат гадости и даже ругаются матом). Интернет тут ни при чем. Это другая проблема.

Подведем итог. Мне кажется, что крупномасштабный эксперимент по массовому онлайн-обучению в школах имеет огромное теоретическое и практическое значение.

С позиции теории сейчас можно активно продвигать педагогическую науку, основываясь на богатом фактическом материале. Вместо решения мелкой проблемки, выдаваемой научному сообществу за крупную задачу, можно сделать реальные диссертационные работы, дающие существенные результаты на федеральном уровне. Или хотя бы на региональном.

В практическом аспекте, на основе статистики, которая активно собирается чиновниками, можно увидеть реальную картину чудес и трагедий дистанционного образования в школах. И сделать выводы. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий