Что русскому хорошо, то шведу – Тобол

В российский прокат выходит «Тобол» Игоря Зайцева – фильм по мотивам сериала, снятого по мотивам сценария Алексея Иванова. Который, в свою очередь, написал уже после создания телевизионной версии текста одноименный роман-дилогию, а получившимся на экране остался не доволен. Неудивительно, ведь вместо исторического эпоса о петровской эпохе и освоении Сибири получилась костюмированная мыльная опера с абсурдными диалогами и неправдоподобными на грани комичности персонажами. Более того, по своей форме фильм «Тобол» больше всего напоминает двухчасовой трейлер будущего сериала.

Китайцы ставят ультиматум сибирскому губернатору Матвею Гагарину (Евгений Дятлов) – или вы нам помогаете в войне с кочевниками-джунгарами, или о торговле с Поднебесной можно забыть. Петр I (Дмитрий Дюжев со взглядом горящим) к новой войне не готов – ему и шведов достаточно – а вот мирно поискать золото в Яркенде можно. По заданию императора получившие образование за рубежом молодые офицеры во главе с Иваном Демариным (Илья Маланин) отправляются в экспедицию в Тобольск, пограничный городок, место обитания пленных шведов и сибирского архитектора и картографа Семена Ремезова (Дмитрий Назаров). Тут им предстоит перезимовать перед золотоискательным походом: за время стоянки межнациональные страсти накаляются, выливаясь в пьяную околоцерковную русско-шведскую потасовку. Демарин предлагает Гагарину не казнить зачинщиков (решают, что ими были, конечно, иностранцы), а отправить их вместе с русскими в поход – тут-то губернатор и подговаривает шведа Йохана (Андрей Бурковский) совершить диверсию. Подозревает ли несчастный Йохан, что это диверсия – узнаем в финале. Пока он «плохо говорить», «не хотеть в рекрут», а только «хотеть целовать Бригитту» – еще одну томящуюся в Тобольске и замужем за алкоголиком пленную (Агата Муцениеце), которую он обещает увезти в Швецию жить долго и счастливо. И это, конечно, не единственная романтическая линия (хотя она скорее комическая с учетом того, на каком выдуманном ломаном русском говорят Йохан и Бригитта): в Ивана Демарина без памяти влюбляется дочь Ремезова, готовая за ним бежать хоть вглубь Сибири. Но это позже, а пока что в поход напрашивается младший сын градостроителя Петр (Павел Табаков) – ох уж эти детки.

Тон повествованию еще в первые минуты задает ураганом врывающийся на экран Петр-Дюжев – высоченный, с выпученными глазами, он кричит в бальной зале «Виват!», а потом заговорщически обращается к Демарину: «Ну что, балабол, пойдешь на Тобол?» С шутками-прибаутками в фильме вообще все в порядке: часть персонажей, вроде Ремезова говорит русскими пословицами, другая, иностранная, не утруждает себя склонениями и спряжениями, так что выходит классическое «я ничего не понимать, но делать все, что вы говорить». Понять, к слову, и правда непросто. Невооруженным глазом видно, что фильм попросту смонтировали из сериала, причем нарезали материал весьма грубо. Времена года сменяют друг друга за секунду – хотя это ж Сибирь, снег тут не сходит – от одной предельно драматической сцены авторы перескакивают к другой, особо не задумываясь ни о взаимоотношениях героев, ни о зрителе, которому впору запутаться во всех этих тайнах дворцовых переворотов, междоусобных войн и внешнеполитических интригах. Плохие шведы? Хорошие русские? Или наоборот? Не важно, любовь все равно победит: пока вчерашние враги будут резвиться в холодных сибирских реках, гоняя наперегонки в ладьях и вылавливая рыбу руками, женщины, влюбившиеся в этих героев с первого взгляда, пойдут за ними «во глубину сибирских руд». Не жены декабристов это придумали!

Лучше всего сняты, как обычно, экшен-сцены — спортивные и военные баталии стали с некоторых пор визуальным козырем любого российского фильма. В «Тоболе» в этом смысле есть, где разгуляться: степные ассасины (кочевники, к слову, единственные, кто в фильме говорит на адекватном русском языке) взмывают над крепостными стенами с луками и топориками наперевес, после чего живописно рубятся с русскими офицерами в грязном снегу. Есть еще красивая графика передвижений войск, будто бы снятых с высоты птичьего полета, любовно выстроенные декорации Тобольска, костюмы. 

Хотя лучше бы авторы фильма позаботились о диалогах – бог с ней, с исторической достоверностью, но серьезно воспринимать якобы трагическую эпопею о том, как Россия строилась, когда интригующие политические и военные события (интригующие – громко сказано, но пусть так) перемежаются скетчами про пьяного немца, невозможно. Зато про страну в целом все понятно – кое-что и веками не изменить. Несколько раз за фильм герои вскидывают головы к небу, глядя на облака, которые складываются в ангелоподобный лик. Не иначе добрый знак – мы русские, с нами бог. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий