Что общего между Крымом и Курилами

В Сингапуре Синдзо Абэ и Владимир Путин решили положить Декларацию 1956 года в основу дальнейших переговоров.
Фото с официального сайта президента РФ

Среди трудного наследства, доставшегося России от Советского Союза, есть и тлеющие до сих пор очаги территориальных проблем, в том числе уходящие своими корнями в эпоху партийно-государственного руководителя Никиты Хрущева. В силу понятных причин в наибольшей степени сейчас на слуху у всех «подарок», который он преподнес в 1954 году Украине в виде передачи Крымского полуострова, волюнтаристски выведя его из-под юрисдикции тогдашней РСФСР. В марте 2014 года в своей Крымской речи Владимир Путин утверждал, что инициатором передачи в состав Украинской ССР Крымской области «был лично Хрущев». Подавляющее большинство россиян уверено, что, вернув Крым в лоно России 60 лет спустя, Путин исправил историческую несправедливость.

Теперь российский лидер сосредоточился на решении еще одной территориальной проблемы. Она связана с притязаниями Токио на четыре южных острова Курильской гряды, которые перешли к СССР по итогам Второй мировой войны. Москва утверждает, что ее суверенитет над островами, имеющий незыблемое международно-правовое обоснование, сомнению не подлежит.

В отличие от ситуации с Крымом мало кто знает, что проблема Курил также является результатом данного в 1956 году волюнтаристского обещания Хрущева отдать Японии два острова Малой Курильской гряды (Шикотан и Хабомаи) в обмен на заключение мирного договора. Мотивы своевольного, но недалекого в дипломатии советского руководителя в этот раз были вполне определенны. Он рассчитывал, что в разгар трудно продвигавшихся советско-японских переговоров о мире своим территориальным «подарком» он сможет «оторвать» Японию от оккупировавших ее в то время США и сделать ее нейтральной. В отношениях между СССР и США тогда наступал период холодной войны, и Вашингтон делал большую ставку на Японию в деле «сдерживания» СССР на Дальнем Востоке. Щедрое предложение главы партии и правительства повергло в шок советских переговорщиков и оказалось неожиданным даже для японской стороны.

Решение Хрущева было отражено в 9-й статье Совместной декларации СССР и Японии от 1956 года. Однако это положение статьи так и не было реализовано, поскольку Токио под давлением тех же американцев стал требовать не два, а все четыре острова, включая наиболее крупные – Кунашир и Итуруп. Более того, в 1960 году Япония и США заключили новый договор о безопасности с прицелом на Советский Союз и ставший коммунистическим Китай. В связи с этим СССР аннулировал свое обещание передать два острова после подписания мирного договора. В памятной записке от 27 января на этот счет говорилось, что советское правительство не может содействовать тому, чтобы передачей указанных островов Японии была бы расширена территория, используемая иностранными войсками. Ввиду этого оно заявило, что только при условии вывода всех иностранных войск с территории Японии и подписания мирного договора между СССР и Японией острова Хабомаи и Шикотан будут переданы Токио, как это было предусмотрено Совместной декларацией от 19 октября 1956 года.

По иронии судьбы договор о безопасности с США заключал премьер-министр Нобускэ Киси – дед действующего премьера Синдзо Абэ, который сейчас развил гиперактивную деятельность по возвращению Японии Южных Курил, обосновывая свое желание необходимостью подписания мирного договора. Правда, Киси в результате бурных выступлений японской общественности против договора вскоре подал в отставку. Еще один парадокс истории заключается в том, что после всех пертурбаций в горбачевско-ельцинскую эпоху территориальные переговоры между Москвой и Токио вернулись на круги своя: снова в их центре оказалась многострадальная Декларация 1956 года.

Вскоре после прихода в Кремль действенность документа признал Путин, а на встрече с ним на полях Восточного саммита в Сингапуре 14 ноября Абэ также согласился положить декларацию в основу дальнейших территориальных переговоров. Правда, совместное «оживление» документа 62-летней давности породило много вопросов и подозрений в обеих странах. И в ходе своих саммитов, число которых превышает два десятка, Путин и Абэ нередко проводят длительные беседы тет-а-тет. В Сингапуре, например, они проговорили с глазу на глаз половину полуторачасовой встречи. Там же Путин в очередной раз озадачил японцев своей интерпретацией Декларации 1956 года, в которой, по его словам, не говорится о том, на каком основании эти острова передать и под чьим суверенитетом они останутся.

В Японии некоторые эксперты опасаются, что ради подписания мирного договора с Россией Абэ откажется от Кунашира и Итурупа и согласится с возвращением лишь островов Хабомаи и Шикотан, упомянутых в декларации. Правда, сам Абэ и его правая рука, генсек кабинета министров Ёсихидэ Суга, неоднократно заверяли соотечественников в том, что в любом случае Токио будет добиваться возвращения всех четырех островов. Судя по всему, он намерен это делать на основе формулы «два плюс альфа», которую проталкивает известный политический деятель Мунэо Судзуки. Эта формула подразумевает передачу под японский суверенитет двух островов Малой Курильской гряды и одновременные переговоры о принадлежности двух других.

Однако эта формула абсолютно неприемлема для российской стороны. В связи с этим в Японии высказывают опасения, что в итоге страна не получит два самых крупных острова своих «северных территорий». Почетный профессор Хоккайдского университета Хироси Кимура бьет тревогу по поводу того, что формула «два плюс альфа» может обернуться для Японии формулой «два минус альфа».

Не добавляет ясности в позицию премьер-министра и его отказ в ходе парламентских слушаний дать оценку территориальным переговорам под предлогом нежелания осложнять для российской стороны ситуацию на этих переговорах. А на недавней пресс-конференции министр иностранных дел Таро Коно под этим же предлогом четырежды демонстративно отказывался прокомментировать сделанное в Милане 7 декабря заявление его российского коллеги Сергея Лаврова о том, что признание Японией итогов Второй мировой войны необходимо для продолжения переговоров по мирному договору с Россией.

Символические санкции в связи с присоединением Крыма и даже спокойное реагирование Токио на недавний керченский инцидент, очевидно, имеют целью не раздражать Путина на территориальных переговорах по Курилам. Как пишет газета Japan Times, по мнению японских дипломатов, Украина является далекой проблемой и Токио должен отдать приоритет хорошим отношениям с Москвой в свете договоренности Путина и Абэ продолжить переговоры. Видимо, и Путин хотел бы нормализации отношений хотя бы с Японией в свете того остракизма, которому подвергаются Россия и он персонально со стороны Запада за «аннексию» Крыма.

Правда, в развитие заявления своего руководителя официальный представитель МИД России Мария Захарова 14 декабря сделала беспрецедентное в постсоветское время заявление о том, что в переговорах с Японией по заключению мирного договора должна учитываться вся дипломатическая переписка по этому вопросу, включая памятные записки правительства Советского Союза от 27 января и 24 февраля 1960 года. Но совершенно очевидно, что Токио в обозримом будущем не откажется от военного союза с Вашингтоном, а значит, продолжится и пребывание иностранных, как говорится в записках, войск на японской территории.

Можно не сомневаться, что требования, выдвинутые в заявлениях МИДа, абсолютно неприемлемы для Токио. Поэтому, казалось бы, после них можно ставить жирный крест на надеждах Японии получить «северные территории» или хотя бы их часть. Однако, судя по всему, эпопею территориальных переговоров Путина и Абэ никто прерывать не собирается, и японский премьер уже в январе снова приедет в Россию.

Тем временем Москва продолжает посылать сигналы о готовности передать часть островов Японии. То пресс-секретарь президента Дмитрий Песков скажет, что декларация 1956 года не означает автоматической (курсив мой. – В.К.) передачи островов, то Сергей Лавров в интервью «Комсомольской правде» подтвердит, что острова могут быть переданы после заключения мирного договора.

Очевидно, однако, что реализация идеи Хрущева, заложенной в Декларации 1956 года, нанесет огромный ущерб России в области экономики, безопасности и в гуманитарной сфере. Во-первых, это приведет к резкому расширению исключительной экономической зоны Японии и соответственно утрате Россией огромных запасов минеральных ресурсов и морепродуктов вокруг Малой Курильской гряды. Во-вторых, серьезные потери понесет безопасность России, так как обладание лишь островами Хабомаи и Шикотан позволит Японии и США контролировать проход стратегических подводных ракетоносцев и других российских военных кораблей из Охотского моря в Тихий океан и обратно. Недавнее появление базирующегося в Японии американского эсминца вблизи залива Петра Великого продемонстрировало утопичность обещания Абэ не допустить американцев на острова в случае их передачи Японии. Тем самым «друг Дональд» подставил своего «друга Синдзо» в разгар его территориальных переговоров с «другом Владимиром». Эпизод в Японском море порождает дежавю в отношении Японии как главной азиатской опоры США в силовом противостоянии с Россией в надвигающейся новой холодной войне.

Наконец, при передаче островов придется решать сложнейшую гуманитарную проблему – судьбу приблизительно 3 тыс. граждан России, проживающих на Шикотане. А если они по примеру крымчан проголосуют на референдуме за то, чтобы остаться в России? Очевидно также, что Россия много потеряет в глазах Китая и Южной Кореи, которые имеют собственные, гораздо более острые территориальные споры с Японией.

Таким образом, из крымской территориальной ловушки Хрущева Путин выбрался, хотя и за счет резкого ухудшения отношений с Западом. Выберется ли он из ловушки курильской? И если да, то какой ценой?

Источник: ng.ru

Добавить комментарий