ЦБ озаботился подушкой безопасности

Глава Центробанка Эльвира Набиуллина начинает борьбу с будущей инфляцией. Фото Reuters

Российские власти сталкивают экономику в рецессию всеми возможными способами. Правительство поднимает налоги, увеличивает цены на бензин и сокращает бюджетное финансирование. А Центробанк в дополнение к этому увеличивает стоимость кредита и готовит новое ослабление рубля. Единственное разумное объяснение такого удушения экономики – это желание экстренно пополнить «подушку безопасности» накануне новых экономических и финансовых потрясений. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина регулярно объясняет, почему она борется с немонетарной инфляцией денежно-кредитными методами. И удивляется, почему аналитики не понимают ее действий.

«Мы бы хотели, чтобы аналитики понимали логику принятия нами решения… И считаем очень важным дальше проводить политику прозрачности, улучшения наших коммуникаций. Для того чтобы и аналитики больше понимали логику принятия решения», – сообщила в прошлую пятницу глава ЦБ Эльвира Набиуллина. Так она отреагировала на тот факт, что финансовые эксперты в последнее время плохо понимают мотивы действий ЦБ и еще хуже предсказывают его решения по увеличению ключевой процентной ставки.

В нормальной логике действия ЦБ и правда не всегда объяснимы. Действительно, если дизельное топливо подорожало в стране на 15%, то почему нужно поднимать стоимость кредита? И почему Центробанк должен обязательно душить экономику вместе с правительством? Почему ЦБ должен повышать кредитные ставки в ответ на увеличение правительством налогов? Подробные и многословные рассуждения чиновников ЦБ в ответ на подобные вопросы убеждают далеко не всех.

Повышение ключевой ставки с 7,5 до 7,75% в прошлую пятницу официально объясняется подготовкой к будущему росту цен из-за увеличения налога на добавленную стоимость с 1 января 2019 года. Дескать, при повышении НДС возможен разгон инфляции до 6% и выше. Поэтому и надо сделать кредиты в экономике дороже. Но почему тогда нужно одной рукой бороться с инфляцией, а другой – ее активно стимулировать? Как известно, ЦБ начинает с середины января активную скупку валюты, что неизбежно приведет к подорожанию импортных товаров и новому скачку инфляции.

Противоречивые действия правительства и ЦБ становятся понятными, если предположить, что они преследуют единственную цель – увеличение рублевого профицита бюджета ради обмена его на валютные резервы.

Профицит федерального бюджета за 11 месяцев составил 3,394 трлн рублей, или 3,7% ВВП. На покупку валюты за 11 месяцев Минфин потратил 3,85 трлн руб., таким образом отправив в резервы весь профицит и еще 450 млрд руб. сверху, отмечает директор аналитического департамента «Локо-Инвест» Кирилл Тремасов.

Из-за политических рисков ЦБ временно прекратил игру против национальной валюты. Но уже с 15 января он ее возобновляет. «При текущих ценах на нефть регулятор будет покупать примерно 3–4 млрд долл. в месяц», – предполагает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Плюс к этому ЦБ будет компенсировать отложенные покупки валюты за 2018 год, которые составляют около 29,5 млрд долл., по оценке Дмитрия Харлампиева из «Открытия».

По данным ЦБ, годовая инфляция в РФ на 10 декабря составила 3,9%. И значительная ее часть объясняется девальвацией рубля. «Мы посчитали – по нашей оценке, такой эффект в годовом выражении составляет около 0,9%», – говорит Набиуллина. И готовит уже на 2019 год нечто подобное. «Мы действительно рассматриваем как возможный пик инфляции март-апрель, прежде всего в связи с повышением НДС. И в пике мы рассматриваем как основной сценарий, что инфляция будет больше 5,5, может быть плюс-минус 6», – сообщила глава ЦБ.

Не менее убедительно объясняет Набиуллина и почти полное огосударствление банковской системы в РФ. Она старается доказать, что госконтроль над банками – это какое-то временное явление. А на самом деле чиновники ЦБ «заинтересованы в том, чтобы активно развивались наши частные банки, частные, государственные, крупные, малые». «Наша единственная забота, чтобы они были финансово устойчивые, надежно защищали права кредиторов и вкладчиков», – уверяет Набиуллина. При этом она обходит стороной хронически неустойчивые госбанки, которые не могут существовать без постоянной подпитки из бюджета. «Мы, как только будем готовы, как можно быстрее будем выводить эти банки санируемые на рынок», – обещает Набиуллина. Как тут не вспомнить рассказы бывших госчиновников Аркадия Дворковича и Алексея Улюкаева о выгоде для властей приватизации. 

Еще одна любимая тема для руководства ЦБ – это уверения окружающих в том, что российская экономика развивается сейчас на максимально возможной скорости. Эльвира Набиуллина регулярно повторяет этот тезис.

«Мы видим, что темпы роста сейчас близки к потенциальным», – вставила она свой неизменный тезис в рассуждения о влиянии антироссийских санкций. Между тем многие не связанные с ЦБ и правительством экономисты считают, что экономический рост в РФ мог бы увеличиться с нынешних 1,5–2% до 5–6% в год (см. «НГ» 18.11.18). Но постоянно повторяя тезис о том, что «темпы роста сейчас близки к потенциальным», чиновники ЦБ как бы снимают с себя ответственность за длительный период стагнации российской экономики.

«Традиционно цикл повышения ставок, или цикл ужесточения ставок, связывают с тем, чтобы охладить перегретый спрос. У нас не такая ситуация. Мы действуем упредительным способом, реагируя на те инфляционные риски, которые видим и вероятность реализации которых возросла. И на будущее мы рассматриваем разные варианты наших действий, в зависимости от ситуаций», – разъяснила Набиуллина. Как тут не вспомнить знаменитые слова руководителя американского Федерального резерва Алана Гринспена: «Если вам показалось, что я выразился достаточно ясно, вы неверно меня поняли».

Источник: ng.ru

Добавить комментарий