Cапожник и библиофил

«Хозяин мой ушел в кабак и не вернется в дом никак».
Василий Перов. Последний кабак у заставы. 1868. ГТГ

Однажды как-то Бог послал кусок сафьяна

Сапожнику Петру, когда тот  был не пьяный.

Ох, до чего ж хорош сафьян,

Прибывший к нам из дальних стран!

Он выделан из козьей шкуры,

(Не знаем мы той рецептуры).

И в киселе пшеничных отрубей

Был вымочен, чтоб стать еще прочней.

Он в жаркой Турции покрашен был отваром

Искусным мастером – суровым янычаром.

В отвар из неизвестных трав и древ

Добавил мастер кровь невинных дев.

А чтобы красный цвет не бил в глаза,

Добавлена была дубовая кора.

И стал сафьян красив и шелковист,

И мягок, словно банный лист.

На радостях таких сапожник Петр,

Конечно же, в кабак стремительно идет

И, выпивши там хлебного вина,

Друзьям о сапогах толкует дотемна.

И обсуждает он заказчиков варьянты,

Друзья ж ему сипят, как в басне музыканты,

Когда сосед соседа звал откушать

И заманил хор хриплых певчих слушать.

– Я статскому советнику Смирнову

Поставил оловянную подкову

И получил за это два рубля,

Да гривенник на чай накинул опосля, –

Петр сказывал друзьям и добавляет:

– Кромя меня, кто сапоги тачает

Искусно так? Во всей столице – нет!

Такого мастера еще не видел свет!

Я получу с Смирнова четвертной!

Куплю себе кафтан, а вы, друзья, со мной

Гуляете три дня, 

Ведь вы – моя родня!

Однако же, пока сидел Петр в кабаке,

Шел мимо мастерской с портфелем книг в руке

Григорий Николаевич Геннади,

С усмешкой хитрою во взгляде.

Сей бородатый господин

Известный был библиофил.

Он – собиратель редких книг,

Издатель, и не чужд интриг.

Чрез дверь открытой мастерской

Он вмиг узрел сафьян чужой 

И оценил ту красоту,

Что сразу видно за версту.

Библиофил вошел вовнутрь

И громко крикнул: «Есть кто тут?!»

– Я, Ванька Жуков, ученик, –

Услышал он ответ на крик.

– А где хозяин? Во дворе?

Иль вовсе нет его нигде?

– Хозяин мой ушел в кабак

И не вернется в дом никак.

– Эге, – подумал враз Геннади

С усмешкой хитрою во взгляде, –

Я случай сей не упущу,

Сафьян себе заполучу.

Эх, славный выйдет переплет,

Как же сегодня мне везет!

Заклятый друг мой Соболевский

От зависти умрет на Невском».

– Так, Ванька, слушай-ка меня.

Голодный ты? Не ел три дня?

На, получи целковый быстро,

Не бойся, это бескорыстно.

Кто из заказчиков у вас

Богат и щедр на этот час?

Смирнов? А-а-а, как же, как же, знаю, –

Я у него всяк день бываю.

Скажи хозяину, что, мол,

Смирнова друг сюда пришел

И взял сафьяна сей кусок,

Чтоб показать Смирнову в срок.

А завтра утром, как проспится,

К Смирнову быстро пусть явится,

Чтоб мерку снять с его ноги

И срочно сделать сапоги.

А про целковый ты молчи,

Купив в запас себе харчи.

Прощай, брат Ванька, не горюй,

Не надо, рук мне не целуй.

И быстрым шагом Г. Геннади

С ухмылкой дьявольской во взгляде

От мастерской помчался прочь,

Не в силах корысть превозмочь.

… Вот мчится тройка удалая.

И что? Проспект перебегая,

Не видя ничего вокруг,

Пред ней возник Геннади вдруг.

Ах, кони яростно заржали!

Удар! Как вкопанные встали.

Библиофил упал, и, что же?

Портфель летит в Фонтанку тоже.

Открыв глаза, Г.Н. Геннади

С тревогой голову огладил

И стал смотреть по сторонам.

– О, боже! Нет портфеля! Там

Томик Пушкина редчайший

И оттиск Тютчева свежайший,

Сафьяна драгоценный пласт.

Кто это все ему отдаст?

Шатаясь и дрожа от страха,

Геннади, словно черепаха,

Ползет к перилам у моста,

«Где мой сафьян?» – себе твердя.

И что же? Видит он в Фонтанке

Портфеля бренные останки.

И, погружаясь в глубину,

Сам Пушкин шепчет: «Я тону!»

Минута… и исчезнул облик,

Как у беременной любовник.

Прощай, портфель! Прощай, сафьян,

Настал злосчастный день Касьян.

И какова мораль сей басни,

В которой развернулись страсти?

Читатель, не воруй сафьян,

И не наступит день Касьян.

____________________________________

Примечание:

Геннади Григорий Николаевич (1826–1880) – русский библиофил, автор исследования о книжных редкостях, библиограф, издатель, историк литературы.

Соболевский Сергей Александрович (1803–1870) – друг Пушкина, Лермонтова, многих других литераторов, коллекционер и библиограф. Автор эпиграммы на Геннади в связи с выходом под его редакцией неудачного собрания сочинений Пушкина с изъянами и искажениями:

О жертва бедная двух адовых исчадий:

Тебя убил Дантес и издает Геннади!

Ванька Жуков – герой хрестоматийного рассказа Чехова «Ванька» (1886), ученик сапожника.

Касьянов день – ставшее нарицательным название дня 29 февраля (13 марта по новому стилю) в високосный год у восточных славян. Считалось, что в этот день все дела не ладятся, и даже не рекомендуется выходить на улицу во избежание неприятностей. Впоследствии – образное название неудачного дня.

«Музыканты» – басня И.А. Крылова, начинающаяся со строк:

Сосед соседа звал откушать;

Но умысел другой тут был:

Хозяин музыку любил

И заманил к себе соседа певчих слушать.

Запели молодцы: кто в лес, кто по дрова,

И у кого что силы стало.

В ушах у гостя затрещало,

И закружилась голова.<… >

Источник: ng.ru

Добавить комментарий