Боевое долголетие Бориса Глыбина

Житель Калининграда Борис Дмитриевич Глыбин — один из немногих, кто принял участие в военном параде в Москве, посвященном 74-й годовщине Победы.

Но, как считает 96-летний ветеран, для него, бывшего командира взвода телефонно-телеграфной связи, это была не самая трудная миссия.

ОДНО СЛОВО — ВЕТЕРАНЫ

Накануне отъезда ветерана в Москву я заехал к полковнику в отставке подписать протокол отчетно-выборного собрания Совета ветеранов войны и военной службы Северного флота по Калининградской области, председателем которого мы его снова избрали.

Вспомнили мы и еще одного ветерана-североморца. На протяжении многих лет в первую очередь в День Победы мы поздравляли фронтовика кавалера многих боевых орденов и медалей полковника в отставке Федора Игнатьевича Божкова, который первым принял на полуострове Рыбачьем сигнал о начале Великой Отечественной войны.

Два года назад схоронили мы Федора Игнатьевича. Вел печальную церемонию прощания полковник в отставке Борис Дмитриевич Глыбин. Человек из той же когорты защитников Родины, что и Федор Игнатьевич Божков. Человек, жизнь которого является достойным примером для нынешнего поколения защитников Родины.

ПУТЕВКА В ЖИЗНЬ

Родился Борис Глыбин 19 сентября 1922 года на Ярославщине в деревне Иванники. С малых лет трудился он в местном колхозе имени Дзержинского, которым с 1930 по 1934 год руководил его отец. Вместе с другими пацанами летом сбивали в валки скошенное сено, потом его ворошили, переворачивали, а вечером высохшую траву перевозили в сараи.

Когда отца перевели работать на железную дорогу, семья переехала в Данилов, где Борис в 1940 году окончил среднюю школу. И сразу же по комсомольскому набору поехал в город Молотов (ныне Пермь) поступать в военно-морское авиационное училище связи. Сдал успешно экзамены и стал ждать вызова на учебу. В сентябре 1940 года пришло письмо, которое предписывало курсанту прибыть 1 октября в город Сортавалу, куда перебазировалось училище. В Сортавале первокурсники месяц готовили корпуса, учебные классы, а затем началась учеба.

Здесь, в Сортавале, и застала Глыбина война. По приказу Ворошилова училище было перебазировано сначала под Ленинград, в Петергоф, а позже — в Молотов. В связи со сложным положением на фронте занятия проводились по ускоренной программе, в поле. В ноябре 1941-го курсанты сдали экзамены, Борис получил кубик в петлицу (младший лейтенант) и направление на Северный флот в поселок Ваенга (ныне Североморск).

ПЕРВАЯ НАГРАДА – «МОЛОДЦЫ!»

Война для него началась 1 декабря 1941 года в должности командира взвода телефонно-телеграфной связи при штабе авиации. Линия связи была на деревянных опорах, и очень часто немцы выводили ее из строя.

— И вот очередное повреждение линии связи, — рассказывает Борис Дмитриевич. — Мне дали группу из трех матросов и сержанта, и мы поехали на устранение этого повреждения. Связь-то надо было восстановить со штабом 14-й армии. Проверяем по линии: в нашу сторону связь есть, в сторону Мурманска — нет. Подъехали к Мурманску, а там горит все. Немцы решили город уничтожить. Это было 18 июня 1942 года. Бомбежка страшная была. А как по линии идти? В некоторых местах наши деревянные опоры полностью сгорели, одни провода висели с изоляциями. Мы почти весь город прошли, нашли и восстановили повреждения, доложили о том, что связь есть, и нам дали команду возвращаться. Командир похвалил нас за такую работу одним словом: «Молодцы!» Вот тебе и все.

«МЫ ВЫВОДИЛИ САМОЛЕТЫ»

Слушать Бориса Дмитриевича — одно удовольствие. В свои 97 лет он помнит все военные эпизоды, фамилии начальников и подчиненных.

В 1943 году воевать под Сталинград из его радиовзвода 9-го гвардейского минно-торпедного авиационного полка ушли матросы (как потом рассказали, они все погибли в боях). Их заменили 12 девчонок во главе с младшим сержантом Любой Абрамовой. Две девчонки были из Ленинграда, остальные все — мурманские и вологодские.

— Основная задача у радиовзвода — обеспечить связью самолет. Причем у нас во взводе не только радиостанции были, но и пеленгаторные, приводная станция. Самолеты с Баренцева моря надо было выводить домой, и у меня для этого специальный радиомаяк был, там две девчонки сидели (на вахте всегда по два человека). Штурман выводил самолет на нашу станцию приводную, брал курс и выходил на свой аэродром.

Участвовал младший лейтенант Глыбин и в Петсамо-Киркенесской операции, получил за это три благодарности от Верховного главнокомандующего И.В. Сталина. Позже ему вручили лейтенантские погоны, наградили орденом Красной Звезды.

АНГЛИЧАНЕ ВЕЛИ СЕБЯ КАК МАЛЬЧИШКИ

— Мне, можно сказать, повезло, — вздыхает ветеран. — Я всю войну на одном аэродроме нес службу. Никуда не переходил. И повезло, что живой остался. Из 24 парней из нашего класса не вернулись с войны 19…

Интересны воспоминания Бориса Дмитриевича об англичанах, которые приходили в Мурманск с северными конвоями:

— Они вели себя как мальчишки. Со снежных горок со смехом съезжали. Очень любили наши деньги, особенно красные десятки с Лениным. Мы с ними пуговицами менялись, как сувенирами…

О трудностях первого периода войны:

— Было очень голодно, особенно когда немцы перерезали дорогу из Ленинграда на Петрозаводск. Все, что из запасов было оставлено, из довоенных запасов, было в сухом виде. И хлеб, и овощи, и картошка. Из сухой картошки делали пюре. Это была коричневая такая масса. Но мы свое здоровье, и главным образом зубы, сохранили благодаря нашему доктору. Собирали хвою и варили. Этот настой доктор заставлял нас пить. Горькая очень штука… Потом стали помогать американцы: привозили свою тушенку в банках, гороховые концентраты…

Об отношении с подчиненными:

— У меня во взводе были русские, белорусы, украинцы, казахи, татары и даже два еврея. И по возрасту разные. Были даже ребята 1895 года рождения. Но жили как одна семья. Поэтому и задачи все выполняли хорошо.

О сегодняшней службе и взаимоотношениях между военнослужащими:

— Я часто выступаю перед призывниками на областном сборном пункте. Рассказываю, как мы воевали, как мы с людьми работали. У нас в авиации четыре года срочную служили. Четыре года! Во флоте — пять лет. А сейчас — год. Так мы понятия не имели ни о какой дедовщине. Я, когда командиром дивизиона был, в 6 часов утра каждый день приходил к своим солдатам. Я приходил на подъем, был на физзарядке, на построении. И когда занятия проходили, я всегда присутствовал вместе со своими подчиненными. И так продолжалось до отбоя. Вот почему в дивизионе не было никаких издевательств над подчиненными.

ШОЙГУ ГОВОРИЛ СО МНОЙ, КАК С ОТЦОМ

— Когда я служил в штабе авиации Балтийского флота, было 13 авиационных дивизий. Сейчас на Балтике авиации маловато, — продолжает рассказывать ветеран. — Я на прошлом приеме в честь Дня Победы в Москве подошел к министру обороны, сказал ему об этом. Шойгу — молодец, говорил со мной, как с отцом, успокоил: «Пока хватит…»

Кстати, на том приеме Борис Дмитриевич вручил министру обороны письмо ветеранов с просьбой восстановить выпуск газеты «Страж Балтики». В этом году газета отметила свой 100-летний юбилей.

Войну Борис Дмитриевич Глыбин окончил в звании лейтенанта. Награжден двумя орденами Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

После войны служил на Балтийском флоте. Уволился в запас в июле 1968 года с должности командира дивизиона подвижных средств связи авиации Балтийского флота. После увольнения в запас работал в райвоенкомате Октябрьского района Калининграда, а с 1970 года — старшим инспектором по кадрам в отделе вневедомственной охраны УВД.

В настоящее время — председатель Совета ветеранов войны и военной службы Северного флота по Калининградской области.

В совете ветеранов в 1974 году было свыше 100 участников войны, сегодня — один.

Рассказывать о жизни и службе ветерана Великой Отечественной войны полковника в отставке Бориса Дмитриевича Глыбина можно еще долго. О его единственной любви, о том, как привез он молодую жену в землянку на Севере, о детях, внуках и правнуках.

О его общественной работе: в прошлом году он 86 раз выступил на кораблях, в частях, школах. И в этом году уже 30 с лишним раз. О том, какие картины пишет ветеран Великой Отечественной войны… Но это уже отдельная история.

Источник: mirnov.ru

Добавить комментарий