Бедный учитель в зоне риска школьного буллинга

Учителя не готовы рассказывать о своих проблемах с классом ни коллегам, ни психологу. Фото Depositphotos/PhotoXPress.ru

Практически более 70% учителей РФ испытали на себе те или иные формы школьного буллинга. Таковы результаты онлайн-опроса учителей, проведенного сотрудниками Научно-исследовательского университета «Высшая школа экономики» Юлией Черненко и Дарьей Сапрыкиной в 75 регионах страны. Львиную долю выборки составляют педагоги с большим опытом работы в школе.

Буллинг — это желание оказаться сильным именно во властных отношениях конкретного сообщества и в его иерархии. Отсюда – желание сильного причинения психологического и физического дискомфорта более слабому в этих отношениях. В отношении учителей прямой буллинг – это скорее всего оскорбления и насмешки, публичное обсуждение внешнего вида учителя, грубость и так далее. А непрямой – саботаж, клевета на педагога и тому подобное. Так классифицируют буллинг авторы новых опросов.  И педагогов они спрашивали, подвергались ли они буллингу, насколько часто, в какой форме и почему.

На первый взгляд нежелание выполнять требования учителя, сопротивление учителю – довольно безобидно на фоне прямой агрессии ученика. Тем не менее за этими формами поведения тоже стоит желание установить психологический контроль над «жертвой», заставить ее почувствовать себя неуверенно, считают психологи.

По итогам проведенного анкетирования выяснилось, что самыми распространенными формами буллинга учителя считают  уже ставшие привычными для нашего общества ситуации. Как то: ученики дразнят преподавателя, придумывают прозвища,  игнорируют его, обсуждают его личную жизнь, жестами или взглядом демонстрируют презрение, намеренно систематически нарушают дисциплину, отказываются выполнять его требования.

Конечно, аналитики из ВШЭ принимают во внимание тот факт, что сегодня в школе идут процессы, способные несколько исказить картину буллинга. Как, например, многие учителя старшего возраста не могут сразу принять тот факт, что в центре школьного процесса сегодня стоит ученик и школьная иерархия претерпела значительные изменения. Они не воспринимают роль образования как «образовательной услуги», считают такое упрощенное целеполагание довольно уничижительным для себя. И в таком контексте могут отчасти и демонизировать поведение учеников, преувеличивать их агрессию, отмечают авторы исследования. И воспринимать, например, желание школьника отстоять собственную точку зрения как оскорбление, плохое поведение. «Да, есть вероятность некоторой демонизации, – признаются авторы исследования. – Однако она не влияет на тот факт, что многие учителя чувствуют себя жертвами, испытывают психологический дискомфорт и находятся в зоне риска профессионального выгорания». И это неприятная ситуация для современного российского образования, отмечают они. Прессинг в отношении учителей влияет на качество преподавания, результаты обучения и на психологическую атмосферу в школе.

Удивительно, но жертвами жесткого буллинга (с запугиваниями, физическим насилием, сексуальными домогательствами, вандализмом: порча и хищение вещей педагога) оказались практически 50% из опрошенных ВШЭ учителей. Кстати, есть еще и третий вид прессинга – медиатизированные формы буллинга. Это угрозы по электронной почте, посты в социальных медиа, видео с издевательствами, карикатуры и пр. И он тоже воспринимается в материалах опросов как форма жесткого буллинга.

Кто входит в зону риска? Кто чаще всего становится жертвой учеников? Исследователи выяснили, что на частоту буллинга может влиять социальный статус педагога. Оказалось, что у учителей с низким уровнем достатка вероятность стать жертвой буллинга в два раза выше, чем у их  более обеспеченных коллег. Зато место проживания, семейное положение и уровень образования не влияют на частоту и формы проявления агрессии.

Вместе с тем агрессия в школе может быть и обоюдоострой. Авторы исследования подчеркивают, что с увеличением частоты буллинга уменьшается удовлетворенность педагога результатами своего труда. Это может привести к опасным психологическим и социальным последствиям.

Судя по опросам ВШЭ, учителя скорее всего не готовы делиться «деликатными» проблемами с окружающими. Буллинг по отношению к себе воспринимается ими как нечто постыдное, о чем не стоит рассказывать никому, особенно коллегам. Увы, всего 13% учителей делятся такой проблемой и с психологом. 

Но государство может им существенно помочь избежать участи быть «затравленными», поддержав педагога материально. Хотя и этот факт довольно грустный: мы превращаемся в общество, где деньги – мерило всего уже даже на уровне школы.

Источник: ng.ru

Добавить комментарий