Авианосцы на Волге

100 лет назад, в 1918 году, на заводе «Красное Сормово» был построен первый советский авианосец «Коммуна».

Это был уникальный военный корабль специального назначения. Оказывается, во время Гражданской войны на стороне Красной армии на Волге боевые действия вели настоящие авианосцы, переделанные из танкеров и нефтеналивных барж. И было их не один или два, а целых четыре.

УМЕЛЬЦЫ ИЗ СОРМОВА

Это были авианосцы «Коммуна», «Свобода», «Посейдон» и «Смерть», причем каждый со своей авианосной группой. То есть, как и полагается авианосцам, со своими вспомогательными судами: буксирами, катерами, в том числе и штабным судном.

Все эти авианосцы и суда сформировали гидроотряд (воздушный дивизион), который вошел в Волжскую военно-морскую флотилию. На борту каждого из авианосцев базировались по несколько гидросамолетов. По сути, это было рождение морской (а в данном случае — речной) авиации, что вообще не имело на тот период аналогов в мире.

1918 год, как известно, стал самым тяжелым для молодой советской республики. В это время наиболее ожесточенные бои проходили как раз здесь, на Волге. Колчаковские и деникинские армии рвались к Москве, и под напором белогвардейцев Красная армия оставила Самару.

Вместе с войсками ушли в Нижний Новгород по реке и корабли Волжской флотилии. В сложившейся ситуации необходима была действенная авиа­разведка, а также авиация, способная нанести бомбовые удары по противнику в его логове.

А для авиации РККА нужны были мобильные аэродромы вместо утраченных в прежних боях. И именно в Нижнем Новгороде, на заводе «Красное Сормово», было решено переоборудовать одной из первых старую нефтеналивную баржу «Франция» в плавающий аэродром, то есть в гидроавиатранспорт, или, как его еще называли, гидроавианосец, получивший название «Коммуна». Квалифицированных кадров катастрофически не хватало, и в переделке баржи непосредственное и активное участие принимали сами революционные матросы.

ГРОЗНЫЕ АЛЬБАТРОСЫ РЕВОЛЮЦИИ

Впрочем, как таковой большой реконструкции судна и не потребовалось. Матросы вместе с рабочими «Красного Сормова» демонтировали на «Франции» наливные трубы и переднюю мачту и поставили по бортам поворотные краны.

Авианосцы комплектовались гидросамолетами (летающими лодками): для их спуска на воду к бортам баржи крепились наклонные плоскости (скаты), по которым крылатые машины покидали палубу и вылетали на боевые задания. А после полета этот самолет-амфибию поднимали на борт подъемным краном, заправляли и пополняли боекомплект. Пилоты гидросамолетов, их называли красвоенлетами — сокращенно от слов «красные военные летчики», отдохнув, снова отправлялись на задание.

На палубе первого революционного авианосца красовались шесть отечественных летающих лодок М-9 и три французских колесных истребителя «Ньюпор-17».

В первый свой боевой поход «Коммуна» отправилась через Волгу по Каме в район Чистополя, где бои с колчаковцами были особенно ожесточенными, и далее, вернувшись в акваторию Волги, пошла в район Царицына (ныне — Волгоград).

В голове каравана кораблей шел штабной пароход «Герцен», где кроме штаба гидродивизиона в уютных каютах размещался личный состав воздушного отряда. Саму «Коммуну» тянул старенький, еще с колесами по бокам вместо задних гребных винтов, но довольно ходкий 120-сильный буксир «Кольцов».

Прибывшая на фронт «Коммуна» внесла большой вклад в разгром колчаковских войск. Однако красвоенлеты были неприятно поражены тем, что у белых уже имелись новейшие самолеты британского производства DН-4 (De Havilland 4). Тем не менее присутствие на Волге авианосца с базирующимся на нем воздушным дивизионом изрядно поубавило пыла белогвардейским летчикам. И не только им…

КОНЕЦ БАТАРЕИ-НЕВИДИМКИ

К тому моменту, когда «Коммуна» прибыла в Царицын, судоходство по Волге было перекрыто артиллерией белых, которые спрятали и надежно укрыли в глубокой прибрежной ложбине свою батарею.

Как только корабли или суда красных появлялись на этом отрезке Волги, их неизменно расстреливали прицельным огнем орудия противника. Но стоило самолетам с «Коммуны» вылететь на разведку, губительный огонь хорошо замаскированной батареи замолкал.

Но нужно было во что бы то ни стало восстанавливать движение судов. И командование послало на разведку одного из самых опытных красвоенлетов — Дмитрия Свинарева с наблюдателем Николаем Максименко, который и должен был разглядеть, откуда стреляют белые.

Летчики знали примерное место, где могла быть батарея-невидимка. М-9 совершил уже несколько проходов над ложбиной, но противник никак себя не обнаружил. И тут Свинареву пришла в голову мысль: а что если поиграть на нервах у неприятельских артиллеристов?

Летчик развернул в очередной раз машину и пошел над берегом на бреющем полете. И белые не выдержали и открыли по М-9 ураганную стрельбу из всех калибров, чем себя и обнаружили. Как только Свинарев приземлился и доложил о месте дислокации врага, батарея была уничтожена.

«СМЕРТЬ» ОПОЗДАЛА

Учитывая весьма удачный опыт применения авианосцев, командование РККА приказало построить и другие подобные корабли. Еще одним гидроавиатранспортом стала баржа «Свобода» с шестью крылатыми машинами на борту.

На ней также демонтировали все ненужные надстройки, а защищали самолеты от налетов авиации белых пулеметы и зенитные пушки. Кроме того, для удобства спуска на воду гидросамолетов баржу перед этим немного притапливали, закачивая в резервуар для нефти речную воду. В результате судно получало значительную осадку, после чего гидропланы покидали палубу намного мягче.

На третьем авианосце («Посейдоне») учли все технические тонкости операций по спуску и поднятию самолетов, так что проблем с его переоборудованием практически не возникло.

Еще дальше пошли при переделке в авианосец баржи «Смерть», добавив еще одно усовершенствование. Дело в том, что, находясь на открытой палубе, деревянно-фанерные самолеты быстро портились. Поэтому для защиты авиамашин от воздействия природных явлений на палубе возвели специальные ангары, укрыв самолеты от дождей и нещадной жары.

Это был самый большой авианосец длиной более 150 метров. На нем расположили уже 10 гидросамолетов М-9. Но к тому моменту боевые действия под Царицыном прекратились.

Тем не менее Реввоенсовет по заслугам оценил боевое мастерство красвоенлетов и экипажей Волжской флотилии. Наиболее отличившиеся были удостоены революционных наград. Фронт постепенно перемещался на юг России. А флотилию, ставшую уже Волжско-Каспийской, ждали новые, захватывающие события и военные операции.

СПРАВКА «МН»

Гидросамолет М-9

Надо признать, что гидросамолет специальной конструкции (летающую лодку) первыми построили в 1912 году специалисты французской фирмы «Доннэ-Левек». Они не только создали его, но и в том же году ввели в серийное производство и в большом количестве начали экспортировать за рубеж, в частности в Россию.

Закупив импортного «француза», российские авиаторы во время испытаний потерпели на нем аварию. Пока гидросамолет ремонтировали, русский инженер Дмитрий Григорович сумел изготовить в 1913-м его копию, которую испытали уже в следующем году. Созданный таким образом гидросамолет назвали летающей лодкой Григоровича («Григорович М-9»).

Годы выпуска и эксплуатации — 1916-1927. Производился на заводе Щетинина. Отсюда еще одно название, под которым гидросамолет принимался в эксплуатацию в войсках, — «Щетинин М-9», или ЩС М-9, где ЩС — это Щетинин с «Сальмсоном» (то есть с двигателем «Сальмсон» мощностью 150 л. с.).

Длина — 9 м, размах крыльев — 16 м, высота — 3,4 м. Масса пустого М-9 — 1160 кг. Скорость — 105 км/час. Выпускались М-9 различного назначения: разведчики, бомбардировщики, патрульные машины и даже штурмовики. В зависимости от назначения и боевой задачи самолета экипаж составлял 2-3 человека.

Вооружение: 7,7-мм или 7,5-мм пулемет («Максим» или «Виккерс») и 20-мм или 37-мм пушка. Бомбовая нагрузка — до 160 кг.

Всего выпущено 500 гидросамолетов.

Источник: mirnov.ru

Добавить комментарий