Антиспутник по-русски

Макет американского космоплана Х-20 «Дайна Соар». Фото с сайта www.af.mil

Как сообщалось в 2017 году, Российская Федерация в соответствии с Государственной программой вооружений на 2018–2027 годы планирует разработать несколько видов противоспутникового оружия. По словам заместителя начальника 46-го ЦНИИ Министерства обороны РФ Олега Ачасова, выступавшего в Совете Федерации, речь шла о мобильных комплексах «Рудольф» и «Тирада-2С». А спустя год прошло сообщение, что в России провели испытание последнего из двух указанных комплексов, который способен выводить из строя спутники связи противника.

Размещаемый на земной поверхности комплекс «Тирада-2С» начали разрабатывать еще в 2001 году, а в августе 2018 года на форуме «Армия-2018» был подписан контракт на его поставку МО РФ. При этом сообщалось, что поставки станций помех новейшего поколения в войска могут начаться до конца этого года. Что это – возврат к звездным войнам, анонсированным еще президентом США Рональдом Рейганом?

Никто из развитых государств сегодня уже не воюет без использования искусственных спутников Земли (ИСЗ), поэтому возможность их уничтожения или нарушения их функционирования даст обладателю противоспутникового оружия огромное преимущество в случае серьезного вооруженного конфликта.

Обратимся к событиям 60-летней давности. После запуска в 1957 году первого ИСЗ ведущие страны мира приступили к активной разработке мероприятий по освоению космического пространства. И если в нашей стране благодаря позиции Сергея Павловича Королева главный упор делали на мирном изучении ближнего и дальнего космоса, что принесло Советскому Союзу огромную пользу, то за рубежом, и прежде всего в США, рассматривалась военная сторона применения орбитальных аппаратов. В первую очередь – разведка и целеуказание для применения ядерного оружия.

Естественно, на всякое ядие должно появиться и противоядие. Кризис в отечественном самолетостроении, вызванный резким сокращением военных авиационных программ на рубеже 1950–1960-х годов, заставил многие предприятия отрасли переключиться на разработку космической техники. Не стало исключением и ОКБ-155 Анастаса Ивановича Микояна, где приступили к разработке противоспутникового оружия.

В 1960 году на предприятии завершились исследования по «Системе борьбы с искусственными спутниками Земли военного назначения». По мнению специалистов ОКБ, в качестве целей на ближайшую перспективу должны были рассматриваться неманевренные спутники с высотой полета 800–1000 км. При этом для борьбы с ними необходимо было создать территориальную систему обнаружения и сопровождения со средствами поражения, распределенными по всей широте Советского Союза.

В качестве активного поражающего средства предлагалось выбрать ракету-противоспутник, стартующую с Земли (система «Земля–Космос»). Она должна была состоять из носителя, обеспечивающего выход в зону самонаведения, и из противоспутника-перехватчика, в задачу которого входило сближение с целью путем самонаведения и ее поражение. Вывод противоспутника в зону самонаведения должен был производиться с помощью инерциальной системы, при этом на борту боевого ИСЗ предлагалось разместить фототелевизионное оборудование, транслирующее изображение целей на Землю для создания соответствующей картотеки. Поражать же цели предполагалось с помощью поля (облака) субснарядов.

В том же году в соответствии с постановлением правительства СССР № 715-296 от 23 июня «О производстве ракет-носителей, спутников, космических кораблей для Военно-космических сил в 1960–1967» OKB-52 Владимира Николаевича Челомея поручили разработать эскизный проект пилотируемого маневрирующего ракетоплана «Р» с посадкой на заданном аэродроме.

Для вывода ракетоплана весом 10–12 т в космос предлагалось использовать перспективную тяжелую ракету УР-500 (стартовый вес около 300 т). По расчетам, дальность планирования ракетоплана могла достичь 2500–3000 км.

Испытания предполагалось провести в беспилотном режиме в 1961–1963 годы, затем проверить машину в варианте истребителя спутников (ИС) и до 1965 года – опробовать в пилотируемом двухместном варианте.

Спустя три месяца, 3 октября, ОКБ-52 расширили, введя в его состав сотрудников расформированных ОКБ-23 Владимира Михайловича Мясищева и ОКБ-256 Павла Владимировича Цыбина, подключившихся к проектированию ракетоплана, ставшего ответом на американский аппарат Х-20 «Дайна Сор» (Dyna Soar). Однако в то время как разработку аппарата «Дайна Сор» в Соединенных Штатах прекратили, изготовив лишь его макет, в Советском Союзе пошли дальше. Правда, отечественный аппарат в виде комбинации конуса и цилиндра по своей компоновке ничего общего с американским не имел.

Работы по созданию ракетоплана продолжались до осени 1964 года, но дальше экспериментов они не продвинулись.

Похожие идеи исходили и от других предприятий. В частности, предлагалось использовать для этой цели на космических аппаратах даже обычные артиллерийские орудия, хотя и требовавшие соответствующей компенсации после выстрела. Но реализовать это так никому и не удалось.

Особое место среди отечественных разработок, которые должны были обеспечить стране победу в звездных войнах, занимает двухступенчатая воздушно-космическая система (ВКС) «Спираль» многоразового использования, предназначавшаяся, как и другие системы, для борьбы с космическими аппаратами вероятного противника. Так мы в конце 1960-х годов в очередной раз наступили на космические грабли. При этом американцы подлили масла в огонь, развернув работы по «Космическому челноку».

Глядя на вероятного противника, функции перехватчика мы планировали возложить и на многоразовый ракетно-космический комплекс (МРКК) «Энергия-Буран», а точнее, на сам орбитальный корабль. Однако проектирование «Спирали» прекратилось на полпути, а «Бурану» преградили путь «мирные» инициативы Михаила Сергеевича Горбачева. Так что почти все потуги советских инженеров, пытавшихся создать противоспутниковое оружие, привели лишь к потере огромных денег, которых так не хватало народному хозяйству.     

Источник: ng.ru

Добавить комментарий