Африка: колонизация по-китайски

Китай рассматривает африканские базы как очередной этап на пути своей глобальной экспансии. Фото с сайта www.mod.gov.cn

Рост комплексной государственной мощи КНР сопровождается все более активной внешней экспансией. Ее целью уже стали географически близкие к Китаю Юго-Восточная Азия («Китайская вотчина», «НВО», 20.07.18), Южная и Центральная Азия («Пекин переходит в наступление», «НВО», 16.11.18). Затем дело дошло и до других континентов.

В Пекине постоянно подчеркивают свои антиимпериалистические устремления, готовность возглавлять борьбу развивающихся стран против империализма и неравенства, отстаивать их права на международной арене. Правда, в чем конкретно это выражается, понять достаточно сложно. На самом деле, здесь очень четко проявляется основной принцип китайской внешней политики – предельно жесткий прагматизм, граничащий с цинизмом.

ОСОБОЕ ВНИМАНИЕ

Особое внимание Пекин уделяет Африке, располагающей огромным количеством столь необходимых КНР природных ресурсов. При этом слабость экономик и коррумпированность режимов африканских стран чрезвычайно облегчает Китаю проникновение на Черный континент.

В январе 2006 года в Пекине появился правительственный документ «Политика Китая в Африке» (применительно к другим регионам подобных документов в Китае не издавалось). В нем изложены направления и механизмы реализации задач стратегического партнерства. Товарооборот Китая с Африкой в 2000 году составлял 10 млрд долл., а в 2013 году превысил 210 млрд и продолжает расти. В 2009 году Китай стал крупнейшим торговым партнером Африки. В Африке находится более 1 тыс. предприятий, принадлежащих Китаю, а общее количество китайцев на континенте достигает полутора миллионов.

Для решения вопросов экономической кооперации создан форум «Китай–Африка», заседания которого проводятся ежегодно с участием высших руководителей КНР и большинства африканских стран. На последнем форуме, состоявшемся в Пекине в сентябре 2018 года, председатель КНР Си Цзиньпин пообещал в ближайшие три года вложить в африканские экономики очередные 60 млрд долл. Из них 35 млрд составят гранты, займы и кредитные линии. Еще на 10 млрд долл. будет создан Китайско-Африканский фонд кредитования проектов развития, а 5 млрд выделят для стимулирования импортной торговли Африки. Оставшиеся 10 млрд, по расчетам Пекина, поступят африканским странам от китайских компаний (видимо, отказаться от этого китайский бизнес не сможет).

Важнейшими поставщиками нефти в Китай стали Ангола, Нигерия и Судан. Почти вся мебельная промышленность КНР работает на пиломатериалах из Либерии, Камеруна, Мозамбика, Намибии. 40% китайского импорта меди приходится на Замбию. При этом Лусака находится в сильнейшей долговой зависимости от Пекина, в результате чего замбийская экономика постепенно переходит под китайский контроль. Схожая ситуация имеет место еще в целом ряде стран континента (и не только этого континента).

Китайцы начали очень активно и успешно «выжимать» из Африки европейцев и американцев. Африканским лидерам оказалось гораздо удобнее работать с ничуть не менее богатыми, зато совершенно политически нейтральными китайцами. Правда, китайское засилье начинает вызывать в некоторых африканских странах (например, в той же Замбии) массовые народные протесты, но власти пока с ними справляются. Другой причиной недовольства африканцев становится откровенный расизм, демонстрируемый китайцами. Последние ведут себя по отношению к местным жителям порой даже более жестко, чем бывшие белые колонизаторы.

Продвижение Китая в Африку значительно облегчилось фактом ухода оттуда СССР. Россия не смогла удержать позиции ни в политической, ни в экономической, ни в военной сфере, во многих случаях ее место занял именно Китай. Он заменил Россию в качестве основного поставщика вооружений в страны Африки. Африканцев очень устраивает китайская техника, дешевая и простая в эксплуатации. Впрочем, поставки китайского оружия в Африку начались еще в 70-е годы ХХ века, причем в тот момент Пекин был совершенно открытым конкурентом Москвы – как политическим и идеологическим, так и экономическим.

БИЗНЕС НА ОРУЖИИ

Первой африканской страной, попавшей в сферу влияния Пекина, стала, по-видимому, Танзания. С середины 70-х ее можно считать самой прокитайской страной Африки. В 70-е годы, то есть пока еще параллельно с поставками из СССР, Танзания получила от Китая 30 танков Туре 59 (аналог Т-54), по 30 легких танков Туре 62 и Туре 63, до полусотни бронетранспортеров (БТР), 30 буксируемых орудий, 12 истребителей J-5 (МиГ-17) и 16 J-6 (МиГ-19), 4 торпедных катера типа «Хучуань» и 6 сторожевых катеров типа «Шанхай». В 80–90-е годы Китай был монопольным экспортером оружия в Танзанию: 20 122-мм орудий Туре 54-1, 12 истребителей J-7 (МиГ-21), 2 транспортных самолета Y-12, 5 учебных самолетов и еще 2 катера типа «Шанхай».

В ХХI веке объем китайских поставок значительно возрос, танзанийская армия окончательно «китаизировалась». Танки Туре 59 были модернизированы по варианту Туре 59G, поступило 10 модернизированных легких танков Туре 63А, полтора десятка БТР и бронеавтомобилей, 10 самоходных 120-мм минометов PLL-05, 12 чрезвычайно мощных 300-мм реактивных систем залпового огня (РСЗО) А-100 (почти аналог российского «Смерча»), до 50 переносных зенитных ракетных комплексов (ПЗРК) FN-6, 14 истребителей J-7TN (максимально «осовремененный» вариант данного самолета) и 6 новейших учебных самолетов К-8, а также 2 сторожевых катера Туре 037-1.

Вышеупомянутая Замбия начала втягиваться в китайскую сферу влияния почти одновременно с соседней Танзанией. В конце 70-х годов ее армия получила 18 130-мм орудий Туре 59-1 (копия советского М-46), 12 истребителей J-6 и 12 учебных самолетов. В 90-е годы, как и большинство африканских стран, Замбия не приобретала никакого оружия, единственным исключением стали несколько китайских транспортных самолетов Y-12. В ХХI веке Китай уже полностью доминирует в оружейном импорте Замбии. В КНР страна за это время приобрела дополнительные Y-12, а также два МА60, 7 многоцелевых вертолетов Z-9, 16 учебных самолетов К-8 и 6 новейших учебно-боевых L-15. Для последних куплено до 100 ракет «воздух–воздух» и «воздух–поверхность», а также не менее 50 управляемых авиабомб (УАБ). Сухопутные войска Замбии получили от Китая не менее 5 БТР WZ-551.

Еще одна страна юго-восточной Африки – Зимбабве в 80-е годы приобрела в Китае более 30 танков Туре 59/69, не менее 30 БТР, полтора десятка истребителей J-7. К началу ХХI века страна превратилась в полного всемирного изгоя (из-за жестокой диктатуры и черного расизма). В этих условиях оружие в Зимбабве поставлял только Китай. В 2004–2006 годы страна получила от него 20 БТР Туре 85 и 12 учебных самолетов К-8. Потом у Хараре не стало денег вообще ни на что. Впрочем, Пекин сохранил очень значительное влияние на эту страну вообще и ее армию в частности. Есть очень большие подозрения, что недавнее свержение зимбабвийскими военными «вечного» президента Мугабе случилось не просто с полного согласия, но по прямой «подсказке» из Китая.

НАЗЛО МОСКВЕ

Египет естественным образом стал крупным клиентом Китая сразу после полного разрыва Каира с Москвой. В 70–80-е годы из КНР Египет получил 400 орудий Туре 59-1, до 200 истребителей J-6 и J-7, 4 подлодки проекта 033, два фрегата типа «Цзянху», до двух десятков боевых катеров. Затем военно-техническое сотрудничество (ВТС) Пекина и Каира прекратилось (СССР распался, и дружить против него уже не было необходимости) и возобновилось лишь в последние годы. Сейчас по китайской лицензии в Египте ведется производство учебных самолетов К-8 (всего до 120 единиц). Египет также купил у КНР не менее трех боевых беспилотных летательных аппаратов (БЛА) «Вин Лун-1» и заказал еще 32 таких БЛА.

Одновременно с Египтом и по той же причине – политический разрыв с СССР – Китай начал поставлять оружие в Судан. В 80-е годы Хартум получил от Пекина свыше 100 основных (Туре 59) и легких (Туре 62, Туре 63) танков, полсотни БТР и столько же буксируемых орудий, до 60 истребителей J-5, J-6, J-7. В 90-е годы Судан сильно поссорился с Западом, что еще более укрепило его связи с Китаем во всех областях, включая военную. Из КНР в Судан продолжали поступать истребители J-7, а также штурмовики Q-5, транспортные самолеты Y-8, учебные самолеты. Танки Туре 59 прошли в Китае модернизацию по варианту Туре 59D, а затем Хартуму были поставлены гораздо более современные Туре 85-IIМ (прообраз основного на сегодня китайского танка Туре 96). Также суданская армия получила полсотни колесных БТР Туре 92 и аналогичное количество ПЗРК FN-6. Уже в ХХI веке из Китая в Судан пришли «эксклюзивные» РСЗО большой дальности WS-1, зенитные ракетные комплексы (ЗРК) FB-6 и дополнительные ПЗРК FN-6.

Еще одной страной, которая была сначала другом СССР, а затем стала его врагом, то есть автоматически другом Китая, оказалась Сомали. Во время ее войны с Эфиопией за Огаден в 1977–1978 годы эта страна получила от Китая 10 орудий Туре 59-1 и до 50 истребителей J-6. Нынешняя условно существующая Сомали приобрела у Пекина несколько бронеавтомобилей.

Кроме того, в 70– 80-е годы Китай поставлял сторожевые катера проекта 062 в Тунис, Сьерра-Леоне и Заир (нынешняя ДРК). Три десятка танков Туре 59 и Туре 62 приобрела у Китая Республика Конго. Гораздо более широкие поставки китайского оружия в Африку начались с конца 90-х и к настоящему времени лишь расширяются.

БОГАТЫЕ КЛИЕНТЫ

Наиболее богатыми клиентами Китая являются страны Северной Африки, в том числе противостоящие друг другу Алжир и Марокко. Алжиру Китай поставил три фрегата проекта С-28А, а также не менее 90 различных артсистем (самоходные артустановки (САУ) PLZ-45, орудия Туре 88, РСЗО SR-5). Марокко приобрело у КНР 54 танка Туре 90-2, 12 300-мм РСЗО AR-2 (PHL-03), до 50 противотанковых ракетных комплексов (ПТРК) HJ-8, а также 6 систем ПВО «Небесный щит».

Много оружия нужно странам Западной Африки зоны Сахары, которые ведут перманентную войну с исламскими радикалами. Чад в последние годы приобрел у Китая более 60 боевых машин PTL-02, WZ-523 и ZFB-05, а также шесть 122-мм РСЗО Туре 81. Несколько БТР WZ-523 получил Нигер, Мали и Мавритания купили по 2 транспортных самолета Y-12 и по 2 вертолета Z-9, Сенегал – 12 боевых машин. Гораздо более крупным клиентом Китая стала Нигерия, куда он продал 120 БТР VP3 (из них не менее четырех уже потеряны в боях с исламистами), 2 корвета и сторожевой катер, 5 боевых БЛА СН-3, а также 15 истребителей J-7NI, которые на данный момент являются единственными боеспособными боевыми машинами ВВС Нигерии (правда, 6 из них уже разбились). Гана получила до 90 БТР WZ-523, кроме того, Китай, по сути, создал с нуля ганскую артиллерию, поставив полтора десятка буксируемых орудий и РСЗО. Китай в нынешнем веке стал главным поставщиком оружия в Камерун. Из КНР в эту страну поступили 12 боевых машин огневой поддержки PTL-02, не менее 20 БТР Туре 07, 4 боевых вертолета Z-9W, а также до 50 ПЗРК FN-6.

В ХХI веке список покупателей китайской техники пополнил Габон – 6 БТР и бронеавтомобилей, 30 РСЗО. Разбогатевшая на нефти Экваториальная Гвинея купила у Китая десантный корабль (интересно, куда она будет высаживать десанты?).

Главным клиентом Китая на северо-востоке Африки является вышеупомянутый Судан. Но и в противостоящий ему Южный Судан из Китая поступило 100 ПТРК HJ-73D и до 50 ПЗРК QW-2. Эфиопия с конца 90-х по настоящее время купила в Китае 30 БТР Туре 89 и WZ-551, 18 155-мм орудий Туре 88, 25 буксируемых РСЗО Туре 63, несколько ЗРК НQ-64.

Вечный враг Эфиопии Эритрея обошлась покупкой 4 транспортных самолетов Y-12. Штурмовую САУ WМА-301 и 3 транспортных самолета приобрела в Китае Джибути. Кения в годы холодной войны была безупречно прозападной страной, но начиная с 90-х она, как и большинство африканских стран, значительно диверсифицировала свой военный импорт. В первую очередь – за счет Китая, который продал Кении около 100 различных БТР, 12 транспортных самолетов Y-12 и 9 боевых вертолетов Z-9W. В Руанду из Китая пришли два десятка бронеавтомобилей и 6 колесных САУ SH-3, в Уганду – не менее 5 танков Туре 85.

Ангола входит в пятерку основных поставщиков нефти в Китай, однако закупки оружия в этой стране являются крайне ограниченными, поскольку она по-прежнему предпочитает советское и российское оружие. Лишь в 2016 году Луанда приобрела у Пекина 5 БТР WZ-551 и 10 созданных на их базе штурмовых орудий WMA-301 (они же PTL-02). Зато главным поставщиком вооружений Китай стал для Намибии. От него страна получила более 30 БТР WZ-523, 12 истребителей J-7NM, 2 транспортных самолета Y-12 и 4 учебных К-8, 2 боевых вертолета Z-9 и патрульный корабль.

«НИТЬ ЖЕМЧУГА»

В настоящее время Африка очень активно вовлекается Пекином в его главный внешнеполитический и внешнеэкономический проект «Один пояс – один путь», а также в сопровождающий его проект строительства военных баз за рубежом «Нить жемчуга». Для материально-технического обеспечения кораблей ВМС НОАК и отдыха экипажей используются порты Накале в Мозамбике, Виктория на Сейшельских о-вах, Анцеранане на Мадагаскаре, Момбаса в Кении, Дар-эс-Салам в Танзании («Новая Великая китайская стена», «НВО», 20.10.17).

Единственная на данный момент «полноценная» зарубежная база НОАК, официально открытая в 2017 году, размещена в Джибути. Здесь пока развернуто около тысячи военнослужащих, но их количество может быть увеличено в десять раз. Китай ведет на территории Джибути строительство множества объектов гражданской инфраструктуры, включая морской порт и аэропорт. Предполагается построить железную дорогу из Джибути до столицы Эфиопии Аддис-Абебы, именно через нее Эфиопия получит выход к морю (все морское побережье Эфиопии досталось Эритрее). Затем эта дорога должна разделиться и пройти на запад через всю Африку до Сенегала, а также на юг – до ЮАР.

Нет никаких сомнений, что китайская база в Джибути единственной не останется ни в мире вообще, ни в Африке в частности. По-видимому, «Нить жемчуга» обогнет Африку с юга и выйдет в Атлантику. Военные объекты Китая могут появиться в Намибии, Нигерии, целом ряде других стран западной части Африки. Именно через этот континент Китай сделает себя глобальной не только экономической, но и военной державой.

Источник: ng.ru

Добавить комментарий